Бактерии могут вызывать дожди

дождь

Бактерии вездесущи: они обильно представлены в любой экосистеме, будь то почва, водоем, атмосфера или организм человека. Но если, скажем, о влиянии взвешенной в воздухе мелкодисперсной пыли на формирование погоды экологи, метеорологи и климатологи говорят уже давно, то о роли микроорганизмов в этих процессах речь заходит крайне редко. Между тем, бактерии, судя по всему, влияют на образование облаков и выпадение осадков ничуть не меньше, чем минеральные микрочастицы. «Количественные оценки тут давать очень трудно, потому что это пока малоизученная область, — говорит Франк Штратман (Frank Stratmann), руководитель рабочей группы «Облака» Института по изучению тропосферы имени Лейбница в Лейпциге. — До сих пор никто всерьез не занимался вопросом, сколько микрочастиц биологического происхождения присутствует в атмосфере и насколько важную роль они играют».

Новая тема : бактерии в атмосфере

Но теперь этот вопрос, в числе прочих, активно обсуждают 500 специалистов, съехавшиеся на проходящую в Лейпциге 16-ю международную конференцию по проблемам облаков и осадков (ICCP-2012). Ее организовали уже упомянутый Институт по изучению тропосферы и Институт метеорологии при Лейпцигском университете. «Наиболее высокая концентрация микроорганизмов в атмосфере регистрируется, естественно, у поверхности земли, — продолжает Франк Штратман. — Однако бактерии были обнаружены и в облаках на высотах в несколько километров. И не просто обнаружены, а выделены из облачных капель и культивированы на питательной среде в лаборатории. То есть тут действительно речь идет о живых и здоровых микроорганизмах».

На конференции в Лейпциге более десятка докладов и сообщений так или иначе затрагивают тему бактерий в атмосфере. А то, что микроорганизмы оказывают значительное влияние на процесс образования облаков и осадков, сомнению уже, кажется, не подлежит. «Этот процесс, если иметь в виду, что в его основе лежит именно бактерия, начинается с того, что бактерия становится ядром конденсации, — говорит Франк Штратман. — Влага образует облачную каплю. А затем, по мере дальнейшего понижения температуры, наличие бактерии приводит к тому, что капля замерзает».

Бактерии служат ядрами конденсации и кристаллизации

Свои эксперименты Франк Штратман проводит в специально оборудованной камере моделирования облаков. Он работает с бактерией Pseudomonas aeruginosa — пожалуй, самым распространенным представителем рода псевдомонад. Эти микроорганизмы можно обнаружить буквально повсюду — и в почве, и в воде, и, главное, в атмосфере. Коллега Штратмана — метеоролог Штефани Аугустин (Stefanie Augustin) — поясняет: «Дело в том, что вообще вода в атмосфере может оставаться в жидком состоянии до очень низких температур, не замерзая. Это переохлажденное состояние, конечно, нестабильно, но чтобы начался процесс льдообразования, необходимы ядра кристаллизации. Похоже, бактерии весьма успешно выполняют эту функцию. В результате облачные капли замерзают не при минус 35-38 градусах, как это часто бывает, а уже при минус 5-8 градусах».

Этот эффект, наблюдаемый в природных условиях, особенно хорошо заметен в средних широтах: здесь льдообразование в облаках начинается при значительно более высоких температурах, чем следовало бы по законам физики. А опыты в Лейпцигской камере моделирования облаков недвусмысленно указывают на то, что виной тому — бактерии, говорит Штефани Аугустин: «Да, мы обнаружили, что именно бактерии запускают процесс льдообразования при относительно высоких температурах. Если ядром кристаллизации являются, скажем, частицы сажи или минеральной пыли, вода может оставаться жидкой еще и при минус 30 градусах, и даже ниже. А в случае бактерий льдообразование начинается уже при минус 5 градусах. И при минус 8-10 градусах заканчивается».

Теперь на очереди — споры и пыльца

Таким образом, бактерии могут оказаться более важным погодным фактором, нежели сажа из выхлопных газов дизельных моторов, о которой в последние годы было столько шума. И не только в процессе образования облаков, но и в процессе выпадения осадков. «У нас имеется немало облаков, не содержащих льда, — говорит Франк Штратман. — Но вот никаких осадков в наших широтах быть не может, если предварительно в облаке не произошло льдообразование». Просто потому, что без кристаллизации капля не наберет массу, достаточную для выпадения. Впрочем, исследователи обнаружили, что не все бактерии одинаково эффективно могут служить ядрами конденсации и кристаллизации. Больше всего для этой функции подходят те, оболочки которых располагают определенными белками. «Тут все дело в структуре поверхности мембраны, ее белков, — поясняет Франк Штратман. — Если она имеет сходство со структурой льда, это существенно облегчает процесс роста и замерзания капли».

Тот вид псевдомонад, с которым работает Франк Штратман и его коллеги, нашел уже даже коммерческое применение: его используют на горнолыжных трассах для получения искусственного снега. Благодаря бактериям этот процесс хорошо идет уже при температурах чуть ниже нуля.

Но в целом ученый прав: изучение атмосферных биочастиц как погодного фактора еще только начинается и потребует немало времени и усилий. Тем более, что одними лишь бактериями дело не ограничивается: не меньшего внимания потребуют и споры грибов, и пыльца растений.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *